История

Обыкновенная аквариумная история

Глава XIII. Армия — 2

В этой главе есть пару картинок, но, всё равно, весь драйв в тексте 

 

Как-то потребовался боевой листок с регулярными заметками о жизни подразделения, об успехах в «боевой и политической». Придумано хорошее название: Патриот. Мне было поручено заняться выпуском. Рисунок, ну и несколько абзацев. Делов то….Планировалось включить туда заметку, кстати, о появившемся в роте аквариуме (я предложил, замполит поддержал). Раньше мне часто приходилось рисовать стенгазеты и в пионерских лагерях, и в школе. Любил придумывать эмблемы, логотипы из головы, получалось вроде неплохо. В случае с армейским «Патриотом» подошёл к работе крайне творчески. Короче говоря, решил не рисовать набивший оскомину автомат Калашникова. «Для души», заголовок «ПАТРИОТ» написал шрифтом в стиле AC/DC. Листок то боевой! Вложил в надпись всю тоску по гражданке, по своему тогдашнему миру, одной из составляющих которого были мощные гитарные риффы австралийской группы. Несколько «адептов» тяжёлой музыки в нашей роте оценили надпись по достоинству, но рисовать ещё и молнию не рекомендовали, стенгазета и так выглядела крайне брутально. Подошедший глянуть лейтенант Алькин, а был он немногим старше меня и тоже любил «музон» потяжелее, глядя на моё творение, улыбнулся: 

— Это не Патриот, Шелестов, это «The Patriot« 

«Зэ пэтриот» произнёс с сильным англосакским акцентом, нарочито выразительно, округло так:«пЭчвиёт» . ПЭтриот — сразу рождал ассоциации с набившими оскомину фразами тогдашнего ТАСС: «американская военщина», «ракеты пЭтриот», боеголовки и т. д. Я посмотрел на лейтенанта Алькина, я не это имел ввиду, а наоборот, типа их — их же оружием…. Лейтенанту Алькину было «до фени», поэтому прокатило, перерисовывать не пришлось.

snimok-kopiya-7

   Я на полставки служу в армии и на полставки занимаюсь рыбами. Так это выглядело бы на гражданский манер. Точнее занимаюсь рыбами и немного служу в армии, поскольку все мои мысли заняты аквариумом. А на деле службу, конечно же, никто не отменял. В конце 80-х огромную страну бросили на произвол судьбы. Обострилась межнациональная ситуация в ряде южных республик СССР, народ не доволен был властью и мы вылетали в разные точки с миротворческой миссией. В воздухе висело напряжение, объявлялись «усиления», офицеры не уходили домой и сидели в ротах с личным составом… Случалось, ночью поднимали по тревоге. Топот десятков сапог, дежурный по роте вешает замок на опустевший ружпарк, в считанные минуты полк в строевых машинах. Двигаем в аэропорт. В опустевших казармах только «вечный» наряд по роте с сержантом и парой дневальных. В это время аквариум, понятно, был забыт напрочь. Аквариум и Армия…. Оба начинаются на «А». Но, тогда особенно ощущалось, насколько чужды эти понятия друг другу. Спокойным, умиротворяющим флюидам аквариума противопоказана тревожная, нервная атмосфера. Вместе с тем, есть в этой атмосфере есть что-то дико бодрящее, бесовское….  Я воспринимал возможный вылет в зону конфликта, как путешествие и приключение. Однообразная полковая рутина выносила мозг. Меня всегда завораживала подавляющая мощь свиста турбин. Летали мы на  Ту-154 и Ил-76. Первый — самолёт чисто гражданский, сидишь там, как барин в белом салоне. Я много летал на гражданке. Из Москвы в Баку, Грозный, Волгоград, на море и салон Ту навивал чудные воспоминания о летнем отдыхе. Странно было ощущать себя здесь теперь в совершенно ином качестве. А Ил-76 – грузовой «качок», размещались мы там прямо на полу, рядом с машинами, иллюминаторов нет. С улыбкой вспоминаю, как один армянин с тревогой глядел на слегка катающийся в стопорных «башмаках» Газ-66 связистов. Надёжно ли закреплено!? Привыкший к длинному плавному разбегу гражданских самолётов я был приятно удивлён коротким разбегом могучего крепыша 76-го и резким набором высоты. Крутая тачка! Летел Илюшин, проваливаясь в воздушные ямы, иногда заставлявшими замирать всё внутри. Ты падаешь вниз, дождь долбит по фюзеляжу так, что не слышно двигателей. Заглохли? Ну, пипец бля…. А потом могучая длань Господа ловит самолёт и поднимает…. Возможно, погода была плохая, а может таков полёт военного транспортника. Мы переглядывались, кисловато улыбались. Многие пацаны летели впервые. А часть нас потом толком ничего и не помнила, поскольку, спала как убитая, солдат спит — служба идёт! Дайте солдату точку опоры и он заснёт где угодно! И пусть спит, набирается сил! Из аэропорта – в город. Нас разместили в школе, в учебных классах. Всё так узнаваемо, будто моя родная школа! Портреты учёных, писателей, математиков, в одном из классов обнаружился даже живой уголок, аквариума, правда, не было. Выдали сухпай: тушёнка, сухари, печенье, чая — залейся. Как водится, на выезде кормят лучше чем в части. Утром следующего дня, по слухам, экстремистски настроенная, «жалкая кучка» народа числом в несколько тысяч человек двигается на Дом правительства. Нам насыпают в шапки по 120 патронов, снаряжаем по 4 магазина. Перекрываем шоссе к зданию администрации, ставим щиты, впереди нас спирали «егозы». Ждём. Толпа впереди роится, а потом начинает двигаться на нас. Как говорят: «дело пахнет керосином» или как Попандопуло: «мы накануне грандиозного шухера». Встали, молятся. Снова пошли. Несколько человек гарцуют на конях даже, в руках вроде чё-та. Тревога перерастает в совсем нехорошие ощущения. Толпа движется и когда до неё остаётся метров 150, останавливается. В толпе на капот машины, как В. И. Ленин на броневике взбирается кто-то, видимо ихний лидер и начинает, кричать «на ихнем» и махать руками. Чё кричит, чё махает, непонятно. Через час толпа стала рядеть, а потом быстро растворилась в городских кварталах. Скручиваем «егозу» и назад в школу. Утром в аэропорт и на самолёте в полк. Нам крепко повезло тогда, а могло случится всякое, будь у народа на руках оружие. СССР был тогда на самом краю, но Центр ещё управлял ситуацией. Присылали краповых беретов из ОМЗДОН. Народный гнев кое-как удавалось погасить. Было несколько подобных выездов в соседние республики, бывало нам крепко доставалось (закидывали камнями, сжигали автобусы), но никто их нас серьёзно не пострадал. Местное население к нам в целом нормально относилось, за исключением выпадов «агрессивно настроенных элементов». 

Я хвалюсь аквариумом в письмах друзьям, родным. К моему удивлению, никто особо не удивлён этим фактом, видимо, зная силу моего увлечения. Типа в моём «тяжёлом случае» это не удивительно. Может и так. Им, будучи дома не ощутить в полной мере, «не угореть» по настоящему от дикого сплава несоединимого: Аквариума и Армии…  

Время шло. Каждый аквариумист думает о расширении своего аквариумного хозяйства. В увольнении зашёл в здание ж/д вокзала и обнаружил вдруг в зале ожидания ТРИ аквариума! В стойке, один над другим, аккуратно встроены в стену. Рядом – стандартные стенды с расписаниями, кресла, окошки касс. Пытался высмотреть кого-нибудь сквозь аквариум — никого. Наверное, «приходящий» кто следит, а может работник вокзала увлекается. Приятно и неожиданно встретить уголок подводного мира в этом суетном месте. Ничего подобного на вокзалах Москвы ни тогда, ни сейчас нет и в помине. И не будет, похоже. Столица «раздалась», сожрав кусок Подмосковья, но и без этого, давно стала отвратительно неуютной. В аэропорту Домодедово, правда, видел многочисленные аквариумы с малавийцами. Банки ужасной формы: узкие и высокие и безвкусица внутри. Острее рашпеля, ржавоватый песчаник и бледные малавийцы. Ну да ладно, назад, в армию. На том вокзале — банки серьёзного водоизмещения. В одном — целый сад растений и туча мелкой харацинки, в другом — скалярии, сомы на корягах, в другом ещё что-то, теперь не помню уже. Аквариумы ухожены. Кто-нибудь помнит советские стеклянные нагреватели с песком? Ну и терморегуляторы Данио? i_008Стеклянных «пробирок» три штуки и терморегулятор плавают, как поплавок на поверхности в пластине пенопласта. Задумка отличная, вместе с испарением воды, «поплавок» с нагревателями опускается. При доливе — поднимается. Хрупкие нагреватели защищены просто и гениально, и по сей день сия конструкция не утеряла актуальности. 

Короче говоря, страсть как захотелось ещё один аквариум в роту. Тем более, что ширма в канцелярии у ротного часто недоступна. Кабинет командира роты всё-же не место для наблюдения за рыбками.  Но ведь ремонтируется Ленинская комната! Помещение, как школьный класс… Почему не бы оживить «ленинку» уголком подводного мира. Владимир Ильич, строго и проникновенно взирающий там со стены точно был бы «за». Надо поговорить с замполитом…snimok 

Спустя некоторое время нашёл в городе зоомагазин и обнаружил в продаже (о, аквариумные Боги!) 200-литровый аквариум! Метр на сорок, на пятьдесят. Такой же точно, видел в Москве на Кузнецком мосту. В нём в 1984-86 гг плавала здоровенная тиляпия с огромным улыбающимся ртом, напоминающим «просящий есть» башмак. Такая же одиночка, как моя бирюзовая акара дома. Каркас 200 л — не из листового железа, сварен из толстого угла 25х25, выкрашен суриком. Мечтал купить такой аквариум дома, но не успел, забрали…. И вот сейчас шанс притворить задуманное и не где-нибудь, в армии! Стоит, конечно, копеечку…. Замысел дальнейшей «аквариумизации» 2 роты поначалу кажется фантастическим, не слишком ли я зарвался!? Ушёл из магазина и всю дорогу до части «перевариваю» увиденное. В роте выбрал момент, озвучил мысль замполиту. Дескать, такой аквариум мог бы оживить интерьер «ленинки» и т. д. и т. п. Получил добро. У аквариумиста на спине наклюнулись и повылазили крылья. Я медленно воспарил над землёй. Счастье есть.

Где деньги брать? Предложил в роте, кому не жаль, сдать по рублю на аквариум для Ленинской комнаты. Сам сдал рубль, замполит помог, друзья и приятели сдали. К моему удивлению у «аквариумизации» роты нашлось ещё немало «сочувствующих». Сдали те, кому не жаль и просто за компанию. Сумма на аквариум, плюс всё необходимое набралась мгновенно. Спасибо мужикам, из всех республик тогдашнего СССР! У меня были друзья и приятели: казахи, дагестанцы, украинцы, татары, башкиры, ребята с Урала и Сибири, из родного Подмосковья. В армии я ощутил, что не национальность определяет притяжение людей друг к другу. Банальная истина, скажет кто-то, но надо прожить это, чтобы прочувствовать по настоящему.

В «ленинке» нашлось отличное место для аквариума под большим стендом с автоматом Калашникова в поэтапном разборе. Рядом тумба с телевизором, так что глядя кино, народ одновременно держал в поле зрения «окно» в подводный мир. На книжных полках книги, горшки с цветами и портрет Владимира Ильича на стене. Как в детстве, в примерном школьном классе. Народу служивому, кнеш, замполит сделал внушение, мол «завязываем» тут кирзачами чертить, плевать насваем и беспредельничать. Но солдаты и сами, вкусив «синематографа» и подводных красот, уже не безобразили. За телевизор — спасибо замполиту, он появился в роте благодаря его стараниям. Привёз откуда то, отремонтировал. Вообще, если бы не замполит, мозг одурел бы, наверное, от армейского «тупизма» и, не исключено, был бы вытравлен из него аквариум. Ей Богу, если связывать жизнь с армией, непременно пошёл бы в замполиты! Слышал, кому-то пришло в голову убрать замполитов из армии, как пережиток Советского строя. Манкурты, враги народа, что ещё сказать? Замполиты делают армию человечнее и не дают оскотинится! У меня, скоро будет 2-й аквариум в армии, уже не маленькая отдушина, а целый воздуховод! У меня на высоте моральный настрой, а это всё для нашего брата! 

В те дни шёл чемпионат мира по футболу 1990 и мы имели возможность наблюдать за перипетиями мирового первенства в Ленинской комнате. Чем дальше проходила сборная СССР в последнем своём турнире, тем более законными становились права бойца на просмотр. Командование роты, не чуравшееся футбола, всячески помогало просмотрам. Боление за сборную — это и есть патриотизм! Плюс, сплачивание личного состава! Сдвигаем лавки и стулья к телеку. Вокруг меня казахи, украинцы, киргизы, грузины, армяне и все мы болеем, орём до сипоты на всех языках за наших! Не хуже фанатского сектора в «Луже». Вспоминаю, как терял там голос на отборочном матче СССР — Германия к первенству 1986. Наши красиво «ушатали» в товарищеском матче немцев 1:0. До сих пор помню невероятный взрыв, вопль, эмоций стотысячных Лужников, когда Олег Протасов замыкает передачу с правого фланга. Мы были чемпионами мира по товарищеским матчам тогда, скажет кто-то. Это было, но после этого сборная СССР «порвала» всех на пути в Мексику. Про легендарное и трагическое для нас первенство 86, просто слов нет. Горжусь той сборной. И вот, как пели Status Quo: in the army now. Очень забавляет, как после не реализованного нами момента, рота беснуется, несутся «четырёхколенные» ругательства на всех языках огромной страны. Сила! Румынам и Аргентине «слили» одинаково, 0:2. С другом Муратом – страстным поклонником футбола, ходим удручённые. Потом Сборная СССР встрепенулась и с неприличным счётом 4:0 обыграла Камерун Непомнящего. Камерун до того сметал «всё и вся» на своём пути. Мы много шутили по этому поводу: «Свои люди в чужой команде» и тому подобное. Подмигивали друг другу типа: «А как ещё должен поступать советский тренер, настоящий патриот своей Родины?»

   В новый 200-литровый аквариум запустил десяток мраморных скалярий. Хотелось увидеть, как начнут «отходить» пары. Тут же несколько тетр и сомы. Коряга сюда просится, но её пока не нашёл. Найду, суну на месяц-другой в бочку с водой у казармы. Времени у меня прорва, пусть «утонет» хорошенько . Грунт намыл на ручье, возле госпиталя. Пара рефлекторов с лампой по бокам, большего тогда было не купить, но и это неплохо. Тем более, что я решил не «заморачиваться» и взять искусственные растения. Пластик был тогда в моде в Москве. Видел на Калитниках в «Артемиде», в конце 80-х аквариум по типу голландского, с искусственными растениями, очень даже ничего смотрится! В крупном цихлиднике, без них вообще было никуда! Пластик был дорог, но мне хватило денег на маленькие: эхинодорус с кубышкой и большие: монетницу с людвигией. Поставил несколько камней. Фильтрация – механическая. Двухсотлитровую толщу удалось неплохо раскачать двумя компрессорами через губки. Рыб  не сажал много, чтобы фильтры справлялись. Если выключили бы свет надолго, уверен, рыбы не задохнулись бы.

В роте все относились с пиететом к аквариуму. Я видел, как появлялись улыбки на лицах солдат самых разных национальностей при созерцании подводной картины. Равнодушных почти не было. В канцелярии ротного на журнальном столике продолжет функционировать 50 литровый аквариум с тетрами и гуппи. Неподалёку от казармы тёк небольшой искусственный ручей, образованный включенным «на постоянку» водопроводом (обычное дело для южных республик СССР). В его чистейшей и ледяной артезианской воде в хорошем количестве обнаруживался мотыль, очень похожий на наш, подмосковный. Свежайший, чистейший живой корм под рукой, это уже высший пилотаж! Удавалось полностью покрывать им пищевые потребности обоих аквариумов. Была у меня и банка с сухим кормом. Мотыль был в ручье не постоянно, комар вылетал и я стал убеждать замполита в необходимости закупок живого корма на гражданке. Хотя бы раз в неделю. Сначала ходил в город вместе с ним, потом с кем-нибудь другим, в конце концов меня стали пускать одного. Вроде как посыльный я, только не за офицером, а для кормом для рыб. Об аквариуме во 2 роте наслышаны многие, меня знали в лицо и я выходил за КПП спокойно, кивнув караулу. Все знали — этому разрешено, он за кормом для рыбок идёт. Привыкли ко мне и офицеры, во множестве встречающиеся по дороге в часть. Отдал честь и вперёд по своим рыбным делам! Внутренне, я «упивался» этим фактом. Шёл по гражданке спокойно, но внутренне подпрыгивал от счастья. Какие тут нахрен самоволки, ни разу в них не ходил, мне это было не нужно! Никогда не злоупотреблял доверием, только до птичьего рынка за кормом и назад! С километр туда и столько же обратно, но это уже свобода!  Ходил я по выходным, временем не был ограничен, но лимит в полтора-два часа для себя определил, чтоб не подумали, что злоупотребляю. По дороге — магазины, кафе, видеосалон, а самое привлекательное — щедрый восточный рынок. Один дед  дал мне там как-то винограда с кило и три гигантских персика, не вмещавшихся в солдатскую фуражку. Ни разу в жизни не ел таких огромных, сочных и медовых! Что интересно, родят их небольшие персиковые деревца всего 2 — 3 высотой. Я хожу в город. Что ещё нужно солдату для счастья!? У кого-то гражданка зарыта у забора и тот бегает в самоволку, рискуя нарваться на патруль. Поймают, расправа жёсткая — десять суток гарнизонной гауптвахты в лучшем случае, а «гарнизонка» – эт вам не «губа» в полку или «на точке», больше похожая на отлынивание от службы. Там и дубасят по-серьёзному (не по морде правда) и бетонные камеры хуже, чем у зэков. Голые нары, по ночам холод и приём пищи — пока горит спичка. Оказаться там не дай Бог! Лысоватая башка, бегающий взгляд, спортивный костюм и «кросы» — так выглядит готовый рискнуть «самовольщик». Солдат, во что бы не рядился, выглядит каким-то пришибленным и суетливым, даже цвет лица у него не тот. Вычислить такого опытному глазу не составляет труда. А я вот открыто хожу в город. Те, кто служил, знают, чего всё это стоит в армии. Служивые аквариумисты, вопреки поговорке, желаю вам, чтоб служба мёдом казалась!

Ротный абсолютно холоден к аквариуму.  Он не «сапог», но замполитовские дела ему «до фени». Он считает, что мы заняты ерундой, но терпеть и уважать «идеологический сектор» в лице замполита он обязан. Я мешался под ногами в канцелярии, где стоял аквариум, то кормил рыбу, то чистил стенки, то менял воду… Ужо перестал спрашивать разрешения войти…. Свои ж, ёпта! Когда шла подготовка к какому-нибудь строевому смотру, начинались прочие ненавистные солдатам мероприятия, у меня сразу находились срочные дела по аквариуму. Да, я отлынивал, пользовался «служебным положением» иногда, куда без этого в армии!? Замполит мне помогал не редко. Слава во веки веков советским замполитам! Ротный был лет на двадцать моложе меня сегодняшнего и думал, наверное, что этот светловолосый боец просто отлынивает от занятий. Он не был в курсе, что имеет дело с адептом Планеты Аквариум.

Воду приходилось таскать вёдрами на второй этаж из уличного умывальника. Далеко, но это ведь для Аквариума!  Что это для солдата, который и в армии занимается любимым делом!? Просто приятный променад с вёдрами наперевес! Не спеша и со смачными перекурами. Встретить коллег по увлечению в армии не довелось. Кто знает, может кто-нибудь из сослуживцев и втянулся потом? Кто знает… По крайней мере, с любопытством за моей бурной деятельностью наблюдали многие, иногда кого-нибудь удавалось вовлечь в «процесс». Например, дежурного по роте и дневального. Я рассказывал им про рыб, показывал, что и как делается, давал кормить. Вечно голодные скалярии, моллиенезии, сомы, как по мановению волшебной палочки взмывают вверх, только поднимешь руку. Это вызывало восторг. Случалось, в пустой роте слышался громовой окрик:

  — Тумбочка! Дневальный где? Это дежурный по полку, не увидевший дневального на тумбочке, не услышавший привычного: «Смирно!» или: «Дежурный по роте на выход!». Сержант, спешно поправляясь, выбегает на «взлётку» (взлётка – место построения роты). Так вот, выбегает на «взлётку», стуча кирзачами и:

-Товарищ майор, дежурный по роте старший сержант такой-то! За время вашего отсутствия проишествий не случилось. И потом:

Мы тут ленинскую комнату отремонтировали, там теперь аквариум с рыбками, а дневальный только на секундочку отлучился за водой.

Дежурный по полку заходил в «ленинку» и, если это был человек хотя бы отдалённо знакомый с рыбами, атмосфера разряжалась.

    — Ну, это. Ясно. Хорошо, пусть дневальный меняет воду, тогда ты сержант — на тумбочку.

И, потом, на порядок мягче:

 — Скалярии…. Были у меня до училища…

Прошло некоторое время и подчёркнуто отстранённое отношение командира роты к аквариуму стало меняться. А поначалу я боялся, что прикроет он нашу «богодельню». Может быть, привык к рыбам в канцелярии, а может влияние замполита…. Но, скорее всего, аквариум просто стал достопримечательностью нашей роты. Не мало офицеров из других подразделений, войдя в канцелярию ротного или в ленинскую комнату, обращали на него внимание:

   — Ух, да у вас рыбки!

Про прапорщиков правду говорят, они по большей части «сапоги» до мозга и костей. Не помню, чтобы хоть кто-нибудь из них обратил внимание на рыб. Им что пара сапог, что рыбки в аквариуме.Вести мгновенно разносятся по полку и к нам стали заходить глянуть рыб. Отвечу на стандартные вопросы по аквариуму, расскажу о рыбах и вроде как не в армии я уже, а консультантом заделался на выставке. Как-то, получил письмо от бати, в котором была цветная фотографии моего изрядно остепенившегося 30 см самца акары. Сделаю исключение и помещу это фото здесь. Оно выцвело и потускнело за 30 лет, но изначально качество было очень хорошее. 

Аквариумной фотографией тогда мало кто занимался. Короткофокусного объектива было не достать, плёнку каждый раз надо отдавать проявлять, выискивать хорошие негативы и ещё не понятно, что получится в результате. Отец специально пригласил знакомого фотографа с хорошей техникой. Это было неожиданное супер-письмо, чудо-письмо! Более полутора лет не видел свою рыбину! Аж в носу защипало от умиления…. Как талисман вложил фото в свой военный билет, носил там до конца службы и привёз потом домой. Уверен, фото обладает аквариумной энергией. Может ли заряжать воду, не проверял. Коснитесь, на всякий случай…

99-035

 

 Это сейчас, могу запросто нащёлкать сотню снимков, скинуть на комп и распечатать, хотя и последнее тоже устарело. Тогда путь к хорошему фото был долог и хороший снимок дорогого стоил. Сейчас фотоальбом не возьмёшь в руки, как книгу, не полистаешь. Стали альбомы «таперича» виртуальными, не настоящими, как эрзац-общение на форумах или в мессенджерах

   На мятом армейском календарике закрашено большинство дней. За сто дней до приказа бросаю зачёркивать, стригусь наголо, и просто жду, убивая время, как только можно. Даже на аквариум гляжу теперь сквозь пальцы, предстоящий дембель занимает сознание, затмевает всё. Душа рвётся и мечется в предвкушении…. Много  времени провожу в библиотеке, среди тех привилегий, что даёт статус «деда», выбрал эту. Мысленно, уже в сотый, нет, в двухсотый раз одеваю «гражданку», беру чемодан и выхожу за КПП…. Еду в аэропорт, вхожу по трапу в серебристый лайнер и взлетаю…. Всё овеяно ореолом вселенского восторга. В который раз, с «бьющимся как птица сердцем», приближаюсь к дому, смотрю на свет в окнах, звоню, стучу в дверь…. 1534323995179332294Стук в дверь… Виктор Цой  покинул нас в 90-м. О его гибели рассказал на разводе командир полка! Это было шоком для очень многих, очень разных людей. Несколько месяцев назад, Кино приезжало в наш город и замполит водил нас на Цоя! Я был на концерте Кино в «Луже» в 88-м, незадолго до ухода в армию. И вот теперь вижу Цоя в армии, не передаваемая гамма чувств! Помню, как в первый свой ночной караул на КМБ, смотрел в ночное восточное небо с огромными звёздами: 

— И пускай фонари светят ярче далёких звёзд, фонари все погаснут, а звёзды будут светить…

Зал, где выступало Кино не был таким большим, как Лужники, но тем и интереснее. На концерте пробрались в самый эпицентр действа. Рядом махают кителями солдаты, как отвязные металлюги стоят буквально на голове и только со сцены не прыгают. Я люблю угар рок-концертов, опыт по этой части большой, но песни Цоя, пронизанные светом и печалью задевают совершенно иные струнки в душе. Поэтому стою, как вкопанный, внутренне ошалев от эмоций и просто смотрю на Цоя в десяти метрах от меня. 

Дневной перрон в пункте отправления, утренний перрон в пункте прибытия. Забрали 11 декабря, 11-го декабря и вернули, через два года, не просрочив ни дня. Большая страна была уже на краю…. Длинный подземный переход с Казанского на Ярославский вокзал, родное табло с расписанием пригородных электричек. Чуть ли не каждому встречному прохожему хочется заглянуть в лицо!

— Люди, это я, да гляньте же, я из армии пришёл!

Серое зимнее утро, морозец. Час до дома на электричке! Эмоциями можно захлебнуться! За окном в предрассветной дымке плывут дома, дороги, машины. Всё узнаваемое и такое родное! Пригородный поезд минует северянинский мост, вот уже и Лосинка. А вот накрытый снегом перрон Мытищ, Подлипки, Болшево…. Четыре станции до дома, три, две, одна. Пошёл! Шипя, раздвигаются двери электрички, выхожу на заснеженную платформу и попадаю в объятия отца. Более сильных ощущений, ни до, ни после я не испытывал.

  Дома ждал пустой аквариум. Из письма, полученного от Алика за два месяца до дембеля, узнал, что самец бирюзовой акары умер. Аквариумисты обычно говорят «подох», либо «сдох», но в отношении рыбины, прожившей с тобой почти 10 лет, мне казалось это кощунством. Внезапно заболел, раздулся и «отошёл», скажу так. Не дождался каких-то пару месяцев. Алик завернул его в тряпицу и зарыл в лесу. Моя рыба даже сейчас помогала мне, расчистив пространство для начала аквариумной деятельности. Я особо не переживал, всё-ж она возрастная, да и к лучшему, что не при мне ушла…. В кармане — армейские 120 рэ, которые даются при демобилизации. По тем временам, деньги хорошие. Хватит не только на рыб. Впереди три месяца отдыха, у меня сонм аквариумных задумок, столько новой рыбы впереди! Когда зашёл в свою комнату, та, после огромной казармы, показалась крохотной, но потрясающе ладной и уютной. Ремонт был, но всё осталось на своих местах. Письменный стол с настольной лампой, служившей светильником для аквариума, знакомые корешки любимых книг на полке, комод, кровать. И пустой аквариум на столе, своею пустотой будто вопрошающий (трубным гласом Мойдодыра): 

— Когда же, наконец, ты наполнишь меня водой и запустишь рыб?

Грунт, камни, оборудование, всё цело. Рвану в ближайшие выходные на Таганку, но сначала к друзьям! Тот же зимний пейзаж в окне, торопятся по своим делам прохожие и так же, как два года назад, сыплет лёгкий снежок. Странное ощущение, будто и не было ничего…. Сколько раз в армии я прокручивал в голове этот момент….  А сейчас вот, не прыгаю и не бешусь от радости. И выйдя за КПП в гражданке с чемоданом не прыгал… А ведь всю службу только и мечтал купить билет на ИЛ-96 и умчатся домой со скоростью 900 км/ч…. А поехал в итоге позже и на поезде, чтобы хоть немного ещё побыть рядом с частью. Два года не проходят просто так. Я люблю МОЮ АРМИЮ, хотя и начал главу с кошмара на лестничной клетке.

Погрузился в домашний уют, уже не одна дружеская посиделка отшумела, а я ещё немного не «в свой тарелке». За тысячи километров в другом измерении остались 2 аквариума, согревавшие мне душу, не дававшие очерстветь. Как они там без меня? 

— Рррраз, рррраз, рррраз два трииии……

 

Продолжение следует…

🐟 🐟 🐟 

 

©Текст Игоря Шелестова

picture

Cyphotilapia frontoza «blue Zaire» Kapampa. Рисунок Шелестовой Полины, 9 лет. Цветные карандаши